Дмитрий Зеленцов

Мифы Ктулху на службе оккультизма

Первый случай буквального восприятия лавкрафтианской мифологии имел место ещё при жизни мэтра и связан с именем его младшего коллеги по писательскому цеху Уильяма Ламли (не путать с Брайаном Лампли!). В 1933 году ГФЛ писал в одном из своих многочисленных писем, что Ламли верит, будто ГФЛ и писатели его круга, задействовавшие в собственных произведениях его мифологию, «являлись подлинными агентами незримых Сил, выказывая намеки, слишком тёмные и глубокие, чтобы быть доступными для человеческого понимания и осознания. Билл сказал мне, он окончательно идентифицировал моих Ктулху и Ньярлатхотепа… Так что он может рассказать мне о них даже больше, чем ведомо мне самому». Впрочем, история с Ламли заслуживает отдельного рассмотрения и к современному оккультизму прямого отношения не имеет…

Собственно оккультистское увлечение ГФЛ можно отнести уже к 40-м годам, когда впервые появились фальшивые «некрономиконы», выдававшиеся за тот самый, что упоминается в творчестве мэтра, и продававшиеся ничего не подозревающим искателям эзотерических истин. Но наибольшую известность и популярность у этой недалёкой публики получил «Некрономикон» Саймона (псевдоним исследователя-конспиролога Питера Левенды), вышедший в 1977 году.

Антон Шандор ЛаВэй

Однако сомнительной честью «войти в пантеон» признанной религии ГФЛ обязан пресловутой «Церкви Сатаны» Антона Шандора ЛаВэя. Книга «Сатанинские ритуалы», вышедшая в 1972 году под именем ЛаВэя (хотя её подлинным автором в последнее время считают полковника Майкла Аквино, впоследствии вышедшего из «Церкви» для того, чтобы создать собственную организацию – «Храм Сета»), включает главу «Метафизика Лавкрафта». Подобно Ламли «Ритуалы» рассматривают ГФЛ как своего рода проводника «Незримых Сил»: «Можно лишь догадываться, связан ли источник его вдохновения с сознательным восприятием или же мы имеем дело с примечательным случаем «психического» усвоения». Приводимый по данному случаю обряд состоит в воззваниях имён из Мифов Ктулху и неизменного «Hail Satan» в пародийной церемонии с вычурными прокламациями. Согласно «Ритуалам», ГФЛ являлся «апологетом сатанинской аморальности», о чём сам он, похоже, даже не подозревал. Впрочем, в антитеистическом сатанизме ЛаВэя Ктулху и прочие персонажи Мифов – не более, чем абстракции, ценные лишь с психологической точки зрения.

Кеннет Грант

Однако подобный подход составляет скорее исключение, нежели правило. И ярчайшим подтверждением данного правила становятся работы такой колоритной личности как Кеннет Грант. Будучи вождём одной из ветвей кроулианского Ordo Templi Orientis (OTO), Грант множество раз цитирует творчество ГФЛ в своих произведениях. Для Гранта ГФЛ достоин уважения за свои способности «контролировать разум в сновидении, каковой в таком состоянии способен проецироваться в иные измерения». Именно в сновидениях, по убеждению Гранта, Лавкрафт получил подлинные тайные знания, каковые он впоследствии выразил в Мифах Ктулху. Впрочем, о Гранте, думаю, мы ещё поговорим отдельно…

Во многом именно с подачи Гранта ГФЛ окончательно утверждается в кругах современных оккультистов. Так, некий «маг хаоса», скрывшийся под псевдонимом Frater Tenebrous и действовавший в конце 80-х гг., даже написал целый труд под названием «Культы Ктулху», каковой должен был послужить своего рода справочником по магическим ритуалам, с помощью которых можно было вызвать к себе в услужение лавкрафтианских божеств. Для Тенеброса Ламли был прав, хотя сам Лавкрафт это и отрицал. В своём предисловии он пишет: «Хотя внешне ГФЛ придерживался совершенно рационального и скептического взгляда на вселенную, его сновидческий опыт позволил ему уловить места и лица за пределами мира земной реальности, а за его высокопарной и вычурной прозой лежит видение и понимание оккультных сил, которые имеют непосредственное отношение к Магической Традиции». «Культы Ктулху» аллегорически интерпретирует лавкрафтианский пантеон, пытаясь доказать, что те или иные божества представляют определённые силы вселенной, которыми можно управлять. Ещё одним «магом хаоса», обратившим свой взор на Лавкрафта, стал небезызвестный Фил Хайн.

Деррик Дишоу

Но, пожалуй, наиболее "ярким" адептом религии, основывающейся на Мифах Ктулху, является Деррик Дишоу, именующий сам себя Venger Satanis. Дишоу, ещё один ренегат «Церкви Сатаны», основал ни много, ни мало «Культ Ктулху» (как оригинально!), который в 2008 году удостоился со стороны правительства США налоговых льгот как официально признанное религиозное учреждение. Дишоу ушёл из «церкви» ЛаВея из-за своей фанатичной лавкрафтианской веры, которая была несовместима с атеистическим принципами «сатанизма». А потому Дишоу решил учредить собственный культ, который насчитывает уже сотни приверженцев и чья численность постоянно растёт. Он даже выпустил своего рода библию, озаглавленную «Культ Ктулху: Проклятые писания сего ужасающего культа и его безбожных практик, посредством коих можно пробудить Великих Древних…», каковая представляла собой компиляцию цитат из Википедии и прочих интернет-ресурсов, созданную методом "копипасты". Во введении утверждается, что перед читателем «синтез Мифов Ктулху Г.Ф. Лавкрафта, сатанизма, магии Хаоса, Четвертого Пути (привет Дугину!) и других традиций Пути левой руки». Дишоу предрекает нам: «Когда Великие Древние вернутся, мир утонет в их Мощи». «Мы дети Великих Древних, они – наши предки», - открывает он страшную тайну. В духе евангельской апокалиптики Дишоу предупреждает: «Эон Ктулху уже близок! …Мы должны Пробудиться!», что для него означает принять лавкрафтианскую мифологию, чьи секреты открывает нам его ктулхианская библия.

Самое интересное (и, пожалуй, ироничное), заключается в том, что, как отмечают некоторые исследователи, все эти сатанисты и «маги» так любят даже не подлинную вселенную ГФЛ, а её искажённую версию, представленную публике Августом Дерлеттом. Всем эти оккультистам импонирует предложенная им дуалистическая, почти христианская концепция, где злые Великие Древние во главе с Ктулху борются с добрыми Старшими Богами, которая пришла на смену лавкрафтианскому мировоззрению, чьи божественные персонажи подчёркнуто аморальны, точнее говоря, они стоят «по ту сторону добра и зла».