Дмитрий Зеленцов

Ангельское общество: "Et in Arcadia Ego!"

Ангельское общество

Официально Ангельское Общество (Société Angéliqué) было создано в XVI веке в Лионе и представляло собой группу интеллектуалов, учёных и писателей, объединившихся вокруг издателя Себастьена Грифиуса.

Тем не менее, значимость Общества, которое, по некоторым данным, продолжило своё существование, как минимум, до середины XX столетия, выходила существенно дальше простых литературных опытов его участников. Более точным было бы сказать, что Общество объединяло в своих рядах таланты, которые выражали в образном, зашифрованном виде эзотерические доктрины в своей живописи, художественных произведениях и музыке.

По утверждениям знаменитого конспиролога Грасе д`Орсе, в обрядности общества присутствовали масонские элементы, а в качестве его эмблемы была избрана голова ангела.

Развивающий его идеи французский исследователь Мишель Лами полагал, что именно Société Angéliqué стоит за такими явлениями как "загадка Ренн-ле-Шато", возникновение Приората Сиона и Общества Туле. В рядах общества состояли Никола Пуссен и Джованни Гверчино, Гёте, Жюль Верн, Александр Дюма и другие.

Интересное свидетельство в этом отношении оставил известный литератор Морис Баррес. В книге «Тайна, полная света», опубликованной после его смерти, он пишет, что многие живописцы были членами инициатических братств, в частности, упомянутого «Ангельского Общества». Он подозревает в этом Делакруа, в том числе, из-за «ангельского аспекта его живописи»; под подозрением оказывается и Клод Желле (Лоррен), о котором Баррес пишет: «Как кажется, он не появился на свет сразу, его готовили к этому». Баррес сравнивает его с Пуссеном и утверждает: «Он был бы ничем, если бы его руку не направляли Ангелы, если бы он не был в этом небесном обществе, если бы его отстранили от того, что его вдохновляло и поддерживало. Он знал свое дело, но кроме него он ничего не умел».

Таким образом, со слов Барреса получается, что «Ангельское Общество» существовало ещё и в его времена, и в него входила большая часть художников и писателей того времени. Как, впрочем, и сам автор, который раскрывает «пароль» этого общества: «Мы всегда должны оставлять в какой-нибудь части своего шедевра могильный камень со знаменитой надписью "Et in Arcadia ego"». Та сама надпись, которая составляет центр знаменитой картины Н. Пуссена!

А в письме Жорж Санд к Поставу Флоберу от 17 декабря 1866 года есть такие слова: «Во всяком случае, сегодня я готова начертать свою эпитафию! "Et in Arcadia ego" — вы понимаете, о чем я».