Дмитрий Зеленцов

Александр Великий – сын дракона и солнечный алхимический герой

Александр Македонский – подлинная историческая личность, которой было уготовано стать образцовым примером «магического героя». Рождённый от союза смертного существа и бессмертной сущности, он был подлинным носителем солнечного могущества, как в физическом, так и в метафизическом смысле. Уже при жизни, явив свои необычайные таланты, он стал, фактически, господином мира. А после смерти его образ вдохновлял многих из тех, кто дерзнул ступить на путь магико-герметической реализации...

По линии своего физического отца, царя Филиппа, Александр III Великий являлся потомком героя Геракла. А сам Филипп и его супруга Олимпиада были посвящены в Самофракийские мистерии. Кроме того, мать Александра принимала активное участие в орфических мистериях.

Уже зачатие будущего героя сопровождалось чудесными знамениями. Как пишет Плутарх, «в ночь перед свадьбой невесте показалось, будто она слышит гром. Молния ударила ей в живот. От удара вспыхнул яркий огонь… Филипп вскоре после свадьбы увидел во сне, что запечатывает живот своей жены. …На печати был вырезан лев». Такие знамения были истолкованы в том духе, «что у ней родится сын огненного(!) и львиного(!) характера», что, безусловно, стоит понимать, прежде всего, в магическом смысле.

Но важнейшим среди всех знамений стал слух о том, что Олимпиаду видели (в том числе и сам Филипп) в постели с огромным змеем, какового впоследствии и посчитали истинным отцом Александра. Касательно того, что же это был за змей, у современников и потомков сложилось две версии. Согласно первой, облик змея или дракона для того, чтобы соединиться с Олимпиадой, принял могущественный египетский маг Нектанеб(о). Согласной второй, в виде змея к матери царя явился сам бог Солнца – Амон Фиванский. Косвенным намёком на это стало послание для Филиппа от Дельфийского оракула, который сообщил ему, что теперь он обязан почитать Амона превыше всех прочих богов.

Таким образом, перед нами без преувеличения хрестоматийный пример рождения героя от союза смертной женщины и божественного отца, каковой с древнейших времён был привилегией аристократических родов. Плоды подобных союзов испокон веку становились могущественными властителями и основателями царских династий: вспомним знаменитых исполинов-нефилим, рождённых от ангелов, или многочисленных героев, наподобие Геракла. И Александр, завоевав практически всю тогдашнюю ойкумену и став фактически царём мира, как нельзя лучше соответствует этой характеристике.

Солнечный жар, присущий Александру проявлялся даже на физическом уровне. По крайне мере, именно им Плутарх объясняет то, что по свидетельству окружавших его людей, от тела царя исходило невообразимое благоухание, каковое передавалось даже его одеяниям.

Позднее, оказавшись в Египте, Александр отправится в храм Амона, где жрец поприветствует его от имени его отца – солнечного бога. Как известно, одним из священных животных Амона был баран. Отсюда изображения Александра на монетах с бараньими рогами и прозвище – «Двурогий». Совершенно очевидно, что «двурогость» эта стала символом его метафизического могущества, весьма оригинальной образной заменой лучей «сияния его славы». Вспомним, ренессансную традицию изображать рогатого Моисея!

Кроме того, касаясь изображений «солнечного» Александра стоит упомянуть и ещё одну любопытную деталь. А именно потенциальную возможность того, что именно от скульптурного портрета царя работы Лисиппа происходит иконография Митры, солнечного божества-воителя, чьи мистерии рубежа эпох внесли свой вклад в формирование позднейшей магико-герметической традиции…

А уже в первые века после своего ухода Александр стал героем знаменитого «Романа об Александре», с которого и начинается традиция художественных произведений, повествующая о царе и его героических деяниях, получившая наибольшее распространение в Средневековье. Впрочем, художественными их следует называть весьма условно. Такая характеристика приложима к ним лишь в той же мере, что и к циклу романов о Граале и вообще рыцарской литературе, чьим своеобразным прообразом и стал «Роман об Александре», известный даже на Руси. И действительно, македонский царь в них предстает как герметический герой, чьи странствия становятся его инициатическими приключениями…

Скульптурный портрет работы Лисиппа. Возможный прообраз иконографии Митры Александр Двурогий. Античная монета