Венеция – enfant terrible Квинты

Джорджоне "Спящая Венера"

Венецианская республика в период своего долгого существования являлась одним из самых значимых центров Квинты в общеевропейской тайной войне/игре, если мы будем пользоваться терминологией Грассе д`Орсе.

Само название Venezia некоторые связывают с Venus ("Венера" по латыни), воплощением женственности и богиней красоты и любви. Вспомним, что в концепции Грассе именно поклонение женскому божественному началу являет собой один из столпов Квинты.

Легенды гласят, что сам город в Лагуне, превратившийся со временем в настоящую империю, основали потомки римских патрицианских семейств, бежавшие из «вечного города» после завоевания его варварами. Они принесли с собой в Лагуну не только гордый аристократический дух, но и особого рода магико-религиозные практики, в основе которых представления о сверхчеловеческом происхождении этих древних династий.

Само понятие «республики» применительно к Венеции весьма условно. Более точным было бы назвать её «республикой аристократической», ибо никакого народовластия в современном смысле там не было и в помине. Да, дож, глава государства, был лицом выборным, однако правами его избирать обладал лишь ограниченный круг венецианских патрицианских семей.

Кстати, обратим внимание на особый головной убор, который носил дож, - cornu, что дословно означает «рог» и весьма напоминает его по форме. С древнейших времён рог выступает как зримое олицетворение метафизического могущества. Вспомним, знаменитые изображения Александра Македонского как «рогатого». Субститутом рогов в более поздние времена становится корона. Кроме того, рога символически соотносятся с Луной, а как известно, Грассе однозначно определяет Квинту как «лунопоклонников». Впрочем, стоит отметить, что это определение отражает лишь один из аспектов её эзотерики…

Интересен обряд, который проходил новоизбранный дож: он совершал обручение с морем. Именно морское могущество стало основой процветания венецианской империи. Но с давних времён морю приписывается именно женский характер!

Ещё один любопытный факт. В геополитической концепции Карла Шмитта морская стихия олицетворяется древним библейским чудовищем Левиафаном, которого чаще всего представляют в облике змея или дракона. Но в Венеции процветал (процветает?) настоящий культ дракона, о котором поведал нам в своей книге Жан-Поль Бурр.

В эпоху Возрождения, эпоху наивысшего расцвета Венеции в ней процветали разнообразные магико-герметические объединения. Например, существовала Академия, основанная семейством Барбаро, чей род был тесно связан с культом Дракона. Созданная по образцу флорентийской Платоновской Академии Фичино, также как и она, за внешним философским фасадом она скрывала знания совсем иного рода…

Или кружок, собиравшийся вокруг бывшей королевы Кипра Екатерины Корнаро. В него входили, например, небезызвестный герметик Пьетро Бембо и один из самых загадочных живописцев Возрождения Джорджоне, чьи полотна – один из самых знаменитых памятников герметической живописи.

А изданный в Венеции знаменитый труд «Гипнэротомахия Полифила» остаётся загадкой для исследователей до сих и свидетельствует о близком знакомстве венецианцев с тем, что Грассе именует «тайным языком» или «языком птиц».

В политическом плане Венеция была на Апеннинском полуострове одним из главных соперников-противовесов квартианской Флоренции. И далеко не просто складывались её отношения с Папским государством, и уж тем более с квартианской Францией. Тем не менее, в глобальной игре Венеция как правило выступала против общеевропейского имперского проекта, главного политического проекта Квинты. Но по иронии, именно реализация такого проекта уже при Наполеоне положила конец существованию Венецианской республики…

Впрочем, стоит отметить, что со временем могущество Венеции перестало определяться её морскими торговыми путями и колониями. На первое место стали выдвигаться финансовые манипуляции, в основе которых также были определенные метафизические и даже герметические представления. В итоге, финансовая деятельность венецианцев стала своего рода притчей во языцех разномастных конспирологов (в том числе и отечественных). Увы, неспособные заглянуть за завесу чисто материальных фактов, а порой даже не владея ими, они создают убогие и однобокие картины, которые даже наполовину не отражают подлинных реалий тайной войны/игры. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

 

В издательстве Terra Foliata опубликована книга Жана-Поля Бурра "По следам вампира".