Император Леопольд и морская нимфа

Император Леопольд и морская нимфаС развитием европейского сценического искусства символический язык, отражавший перипетии тайной политики, прочно вошёл и в эту сферу. Тем более, что подобного рода зрелища могли великолепно совмещать в себе функцию как коммуникации, так и пропаганды.

Так, в XVIII столетии большую популярность получил балет «Ацис и Галатея», основывающий на одном из сюжетов «Метаморфоз» Овидия. За его постановку брались самые именитые балетмейстеры, а главные роли, порой, исполняли венценосные персоны (причиной чему было отнюдь не праздное времяпрепровождение).

Одним из них был правитель Священной Римской империи Леопольд I Габсбург, за каким занятием его и запечатлел Жан Тома (см. иллюстрацию).

Сюжет балета вращается вокруг любовной связи смертного юноши Ациса и морской нимфы, нереиды Галатеи. Отнюдь не случайно император Леопольд берётся исполнять его роль. По легендам, именно от союзов смертных существ и бессмертных сущностей произошли многие правящие дома и аристократические семейства, и представление об этом стало важной частью доктрины Квинты. Вспомним, например, легендарное происхождение династии Меровингов от некоего морского чудища…

Впрочем, для квинтианцев подобного рода легенды расценивались отнюдь не как красивые сказки из прошлого. Напротив, представления о подлинном божественном происхождении и о том сверхъестественном могуществе, которое, благодаря особой крови, унаследуют потомки божества, стало обоснованием их претензий на власть над простыми смертными.

В силу определённых условий представители таких родов должны были с известной регулярностью подтверждать свой договор с божественными существами и актуализировать их могущество в человеческом существе, чему служили особые обряды, передававшиеся в таких семействах из поколения в поколение.

Именно отражением этих обрядов и этих доктрин и служили зрелищные постановки, наподобие уже упомянутого балета «Ацис и Галатея». Его участники, исполнявшие главные роли, в известной мере заново переживали древний союз человеческого существа и божественной сущности, актуализируя в себе его значение. Кроме того, сценические образы были призваны напомнить их противникам из лагеря Кварты о божественной природе власти аристократии, хранительнице магико-герметических знаний.

И отнюдь не даром мы заговорили об этом на примере императора Леопольда, играющего Ациса в красных квинтианских одеяниях. Напомню, что именно с его именем и алхимическими экспериментами при его дворе связывают, например, появление легендарного алхимического медальона (о чём мы ранее уже писали). Да и вообще, Габсбурги выступали как одна из главных квинтианских династий Европы. Вспомним хотя бы воина-мага, претендовавшего даже на папский престол, Максимилиана I или знаменитого «Меркуриального Императора» Рудольфа II…

Дмитрий Зеленцов